Россия ещё не избавилась от феодальной психологии. Признание наших недостатков может быть первым шагом на пути к модернизации, на пути к воспитанию свободного русского человека.

Россию постигла моральная катастрофа. Это очевидно. Вследствие чего, в чём причина? Мы ищем объяснений то в крайней бедности, то в семидесяти годах советской диктатуры, то в плохом президенте.

На мой взгляд, дело в том, что подавляющее большинство населения России, подобно ряду других стран Африки и Востока, живёт в отличном от Европы историческом измерении, а точнее — в средневековье. Несовпадение культурных ценностей России и Европы влияет на состояние морали в России.

И как мы ни стараемся убедить себя в том, что у нас особый путь, постоянного сравнения с Европой нам не избежать. И это сравнение не в нашу пользу.

Выехав в Европу, мы всегда удивляемся, что там чисто, люди вежливы, водка не «палёная» и т.д. А вернувшись домой, поначалу замечаем все безобразия, но быстро втягиваемся в привычный для нас образ жизни.

Нам очень трудно понять, почему у «нас» не так, как у «них». Объяснение лежит в средневековом сознании россиян. Россия ещё в «начальной школе» цивилизационного процесса. Нам ещё предстоит сдать выпускные экзамены, прежде чем поступить в университет…

Трудно осознать, что разные цивилизации развиваются с разной скоростью. Подобно тому, как средневековому человеку было невозможно представить, что в тот момент, когда он просыпается, на другой стороне планеты люди ложатся спать, так и нам трудно ощутить разницу в уровнях исторического развития народов.

Вообще-то, настоящего феодализма на Руси не было, так как не было феодалов, которые могли ограничить власть князя, а были сатрапы, целиком зависящие от великого князя. А вместо рыцарей были свои служилые — княжеская дружина, которая подобно рыцарям кормилась за счёт оброка с земледельца, «тяглового сословия». Поскольку в России не было условий для возникновения независимой буржуазии, служилые люди, кормившиеся за счёт труженика, не встречали оппозиции. Это были опричники, потом становые, чиновники — это паразитирующее сословие оставалось вплоть до реформ Александра II. В начале ХХ века возникающее новое буржуазное сознание было жестоко искоренено большевиками. Советская власть на какое-то время затмила естественную культуру Руси насильственным внедрением стерильного «нового сознания» строителя коммунизма как винтика государственной машины.

Но с перестройкой и распадом советской власти народ получив в первый раз неограниченную свободу, по-своему воспользовался ею и стал быстро возрождать ценности, присущие его менталитету. Феодализм гнездится у нас в каждом чулане, стоптанном валенке, под сиденьем бронированного «Бентли» и в золотых часах «Ролекс» на холёной руке!

Посмотрите окрест себя: куда ни глянешь — братки и крыши, рейдерство и убийства за отказ платить дань! Суды по понятиям и всепроникающая готовность нарушить закон любого представителя власти. Сопротивляться бесполезно, жаловаться некому!

Почему так? Каждая эпоха вырабатывает базовые ценности и понятия, которыми руководствуется человек в своей повседневной жизни. У нас эти ценности сформировались ещё в средневековье и с тех пор не изменились.

Возьмём четыре главных понятия.

Отношение к богатству

Радуемся ли мы, если видим, что наш сосед стал богат? Наоборот: «Наворовал, схитрил, словчил — вот бы отнять и разделить!». И хотя эта ненависть бывает справедливой по отношению к изворовавшимся чиновникам, неприязнь ко всем успешным людям в России повсеместна. В феодальном сознании возвышение соседа воспринимается как угроза собственному благополучию.

Идея перераспределения богатства — основа феодально-общинного сознания. В те времена богатство измерялось количеством земных владений. Земля существует в неизменном количестве, поэтому землю можно только перераспределить. Это рождало вывод, что «обогащение другого всегда идёт за мой счёт».

Мы до сих пор воспринимаем возвышение соседа как угрозу собственному благополучию. Отсюда зависть к тем, кто успешнее нас.

В России человек не может гордиться своим богатством. Даже если он нажил его честным трудом, он старается поскорее скрыться за высоченным забором от взглядов посторонних. Россия стала страной самых высоких заборов.

Степень доверия

Кому вы лично верите? И много ли людей верит вам? У нас в России никто не верит никому! Мы не верим продавцу в магазине, начальнику на работе, офицеру ДПС, законам, судье, прессе, власти. Каждый, как на базаре, старается уличить другого в жульничестве.

Низкий уровень доверия — признак феодализма.

Так вот, чем ниже уровень доверия, тем больше вероятность того, что власть, чтобы влиять на исполнение поручений, вынуждена стремиться к централизации, к ручному управлению и, в конце концов, к авторитаризму.

В феодальном обществе круг доверия ограничивается семьёй и близкими друзьями. Всё, что за пределами семьи, вызывает полное равнодушие к проблемам «чужих» или даже враждебность. При низком уровне доверия расцветает средневековое понятие «непотизм» — назначение своих родственников и дружков на всевозможные выигрышные посты.

Что же в странах с феодальной нравственностью? Все места около больших потоков бюджетных денег заняты детьми и родственниками властных родителей, и, конечно, и речи быть не может о социальных «лифтах»!

Личная ответственность

- Почему у нас все выходы на вокзалы перегородили заборами от зайцев?

- Кто сует деньги за нарушенные правила, а потом вопит, что виновата ГИБДД?

- Кто ездит на автомобиле по купленным правам?

- Кто не платит налоги?

- Кто торгует документами в переходах метро? И кто покупает их, чтобы потом использовать при устройстве на работу?

- Кто работает на производствах, выпускающих продукты питания, которыми можно отравиться?

- Кто работает в магазинах, втюхивающих эти продукты, да ещё и просроченные?

- Кто, только попав в начальнички даже мелкого калибра, начинает тянуть деньги и брать взятки?

- Откуда берутся эти самые чиновники, на которых мы жалуемся? Они ходили с нами в одну школу, вместе в институтах учились, выпивали с нами вместе…

Ответ на эти вопросы один — русская история не воспитала в людях чувства персональной ответственности! Безответственность сохранилась в нас со времён крепостного права, когда крепостной холоп-земледелец ни за что не отвечает.

Православный обряд — раскаяние, искупление и отпущение греха — тоже способствовал распущенности человека.

Расплывчатый этический код — признак феодального сознания. Жёсткие социальные обязанности — правила, которые нельзя нарушать, — установились у европейцев в период возникновения капитализма. Это был нелёгкий и болезненный процесс — воспитание гражданина, — и нам он ещё предстоит, если мы хотим развиваться как современная нация, этот процесс.

Отношение к труду

Ну как может относиться к труду крестьянин, который знает, что половину или больше у него отнимут «служилые люди», что-то заберёт сборщик оброка, а ему останется только на пропитание и на следующий посев?

Поэтому для феодального труженика, который работает не на своей земле, труд — это бремя, неизбежное зло, а настоящее удовольствие можно получить лишь вне работы. Так большинство россиян и сегодня относятся к своей трудовой деятельности.

Но бывает другое отношение к труду. Он может быть радостью и удовлетворением:

- если знаешь, что свой продукт можешь продать по своей цене;
- если знаешь, что качество твоего продукта зависит от твоего таланта и умения;
- если знаешь, что вырученные деньги можешь истратить по своему усмотрению.

Все эти понятия недоступны для феодального человека, так как они возникали в классе ремесленников и торговцев по мере развития мелкой буржуазии.

В России государство делает преступно мало для того, чтобы защитить мелкого собственника от оравы паразитирующих «служилых людей».

Это не все ценности, которыми руководствуется современный человек, но даже этого достаточно, чтобы осознать, какие устаревшие понятия мешают нам стать современным обществом.

Отсутствие определённых принципов в нашем этическом коде способствует проявлению эгоизма, равнодушия, тотального недоверия и в конечном счёте постоянной готовности к агрессии, что делает нашу жизнь очень трудной. И большинство людей даже не знают, что возможна иная жизнь!

Усвоение новых правил — задача колоссальной трудности! Даже если кто-нибудь из нас решит сегодня жить по-другому, он тут же столкнётся с феодальным сознанием за пределами своего дома — в автобусе, магазине, суде.

Власть должна понять, что никакие новые школы, больницы, местное самоуправление и самые продвинутые технологии не избавят Россию от вековых понятий и ценностей. И если мы не осознаем, как далеко мы отстали, России суждено скатиться в неолит.