«Культурной ценностью» теперь является всё, что попадает в разряд «наследие», то есть всё, что пришло к нам из «прошлого», неважно сколь далекого, тысячу лет назад или вчера. Эстетические, любые прочие обоснования в данном случае неважны; принадлежность к «прошлому», к «истории» узаконивает искомый статус. Городецкие деревянные и кирпичные мещанские дома, деревянный (фальшивый) «город мастеров» на бетонной набережной, любое строение, которому посчастливилось быть возведённым не прямо сегодня, а хотя бы накануне — всё имеет отличные шансы попасть в список памятников ЮНЕСКО (или иной другой организации).

Такая одержимость прошлым при катастрофическом падении уровня исторического знания (и его научного воспроизводства) в современном мире указывает на общественное сознание, крайне неуверенное в собственном настоящем — и не верящее в будущее (несмотря на все технические штучки). Принципиальная граница между нынешней ситуацией и тем, что было сто с лишним лет назад, именно здесь. Там была вера в безудержный прогресс без конца и без края; прогресс нёс с собой самое образцовое из культуры прошлого; сейчас же «прошлое» постепенно переходит из разряда «Культуры» в департамент «Природы», всё оттуда представляется «настоящим» и «ценным» и в этом смысле между Купеческой улицей и Феодоровским монастырём нет никакой разницы.