Пантюхин Ю. «Князь Александр Невский»

Кем запомнился в веках князь Александр Невский? Автором победы над тевтонскими рыцарями на Чудском озере. Бесстрашным защитником западных рубежей от католических иноверцев, строителем новых дипломатических отношений Руси с Востоком — татаро-монголами. Всё это так, но началась его слава 15 июля 1240 года в месте слияния рек Невы и Ижоры. Самый бесспорный документ тех дней, дошедший до нашего времени, крайне скуп на информацию: «Приидоша Свейа (шведы) в Неву, и победи (их) Александр Ярославич с новгородцы, июля 15. И паде новгородцев: Константин Лукинич, Гуриата Пинешкинич, Наместь Дрочила (кто-то из его предков, вероятно, проволоку для кольчуг дрочил, то есть тянул), а всех 20, а Немец (иностранцы) накладеша две ямы, а добрых повезоша два корабля, а заутра побегоша». Все остальные подробности были придуманы позднее. И чем больше лет проходило со дня Невской битвы, тем больше становилось этих подробностей и тем более героическими они представлялись.

Договорная «разборка»

Геополитические события на северо-востоке Руси, накануне буквально раздавленной монгольским вторжением, особыми масштабами не отличались. Отряды русских, шведских, немецких феодалов, больше похожие на банды, то и дело «наезжали» друг на друга. «Шведы "осваивали" территорию Финляндии и оттуда проникали в Карелию и Ижорскую землю, — говорит академик Михаил Горелик. — Карелы, находившиеся в вассальной зависимости от Новгорода, тоже не были образцом смирения. Однажды они дотла сожгли столицу тогдашней Швеции Сигтуну. Единственное, что осталось от города, — взятые в качестве трофея красивые бронзовые двери. Их доныне можно видеть в Новгороде — это знаменитые Сигтунские врата придела Рождества Богоматери Софийского собора.

Видимо, пытаясь установить свои порядки на новгородской территории, сотни четыре шведов и высадились тем летом в месте слияния Невы и Ижоры. Нанятый Новгородом в качестве приглашённого князя Александр Ярославич, которому тогда едва стукнуло 19 лет, в точности исполнил условия договора. Он не стал собирать пешее ополчение, а выступил с одной конной дружиной — быстрота была важнее численного перевеса. И ему удалось одержать «чистую» победу малыми силами.

Что ж, князь честно отрабатывал свою зарплату. Попробовал бы не отработать — должности лишился бы в течение суток! Помните недавний фильм «Александр. Невская битва»? Там Александр (ещё не Невский, так его прозвали только в XV веке) разоблачает заговор бояр, которые решили перейти на сторону вероятного противника: отделиться от Руси и примкнуть к Западу. Так вот именно эти бояре и были работодателями молодого князя».

Бои после победы

Собственно на этом закончилась история небольшой пограничной стычки и началась история её возвеличивания. Ближе к концу XIII века было составлено «Житие Александра Невского», представлявшее улучшенную и дополненную версию истории. Там воинство князя провожали в бой святые Борис и Глеб, остатки шведской рати добивал божий ангел, а Александр лично «на лице самого короля оставил печать острого копья своего».

Позднее вместо анонимного короля в качестве противника Александра утвердился некто Биргер, про которого отечественные учебники истории обычно пишут, что он был «родственником короля». Что ж, был такой шведский ярл (граф) Биргер Магнуссон. Он действительно был женат на сестре короля Эрика Шепелявого, а позднее основал новую королевскую династию. В Швеции этот человек очень известен, его жизнь документирована чуть ли не по дням, и никакой набег на Ижору там не упомянут.

Участником Невской битвы Биргер стал позднее и против своей воли — примерно в XV веке. Тогда где-то на севере Руси, в Новгороде или на Соловках, от лица шведского короля Магнуса Эрикссона (1316–1374) было написано «Завещание», в котором авторы настоятельно не рекомендовали шведам воевать с русскими, а заодно и описывали Невскую битву — событие, произошедшее за 76 лет до рождения Магнуса: «Первее сего поднялся князь Бергер и вшёл в Неву, и срете его князь Александр на реце на Ижере и самого прогна, а полки поби».

Позднее свой вклад в создание светлого образа Александра Невского внесли цари из династии Романовых, товарищ Сталин, кинорежиссёр Эйзенштейн… Судя по тому, что в 2008 году князь победил в телевизионном конкурсе «Имя Россия», он поныне (и вполне заслуженно) дорог многим россиянам. Кстати, достоверных изображений Александра Невского не сохранилось.

«Аргументы и факты», № 28, 14 июля 2010 года